Как я закончила есть сладкое и почему опять начала

Как я закончила есть сладкое и почему опять начала

Вроде бы нам не надоедали мемуары наших бабушек о наилучших временах их юности, но позавидовать там есть чему. Как минимум, они знать не знали о диетах, глютене, фитпараде, подсчете калорий и разгрузочных деньках на кефире и грейпфрутах.

Наша же жизнь полна ограничений, словосочетаний с «нельзя», «только до …», «без …», «кроме …», «не более…». Мы живем по правилам девизов, не задумываясь даже, почему. Все молвят, что так нужно – означает, так нужно. Да?

Я жила беспечной, развеселой и увлекательной жизнью, пока в нее каким-то непонятным образом не зашла диета и не начала управлять моим мозгом. Начиная с известной всем
диеты Дюкана
, кленового сиропа, кефира с гречкой и заканчивая программками разных диетологов, разгрузочными деньками,
голоданием
и
детоксами
– в один момент моя жизнь начала вертеться вокруг пищи.

Так, я верно сообразила, что сахар – зло, углеводы – только до обеда и только сложные, белкам необходимо поклоняться и боготворить, а с
жирами
вообщем не понятно – их поначалу воспретили, а позже опять разрешили и даже окрестили неподменными.

Почему же пришлось так очень невзлюбить сахар? Начнем с того, что все адепты ЗОЖа и ПП смотрели кинофильм «Сахар» и клянутся, что конкретно после его просмотра выкинули все продукты с сахаром из дома и закончили его есть вообщем. Ведь конкретно сахар разрушает зубы, содействует скоплению жира, возникновению целлюлита, ну и вообщем, нередкое употребление сахара может привести к развитию диабета второго типа и чуть не к бесплодию.

Пару лет вспять я занималась выпечкой: пекла и продавала чизкейки, кексы и печенье. Все было смачно и, естественно, с сахаром. Я участвовала во различных ярмарках и фестивалях, где мой нашумевший кекс раскупали участники фестиваля еще до официального открытия, а малиновый чизкейк иногда подменял подарки на Деньки рождения друзей по их же просьбе.

Все бы ничего, но мне категорически нельзя было есть свою же выпечку из-за того самого сахара. Тогда один узнаваемый диетолог поставила мне ужасный диагноз – инсулинорезистентность (невозможность глюкозы просачиваться в кровь), что с течением времени приводит в ожирению и диабету второго типа. При всем этом диагнозе прописывают низкоуглеводную диету и ограничивают употребление не только лишь сладкого, да и фруктов  и даже овощей, содержащих огромное количество сахара (к примеру, мои возлюбленные бананы есть нельзя).

Мне 24 года и как бы жизнь только начинается, а оказалось, что  она уже завершилась совместно с этим ужасным диагнозом.

Все же, мы отлично знаем, как действуют запреты на наш мозг. Ведь запрещенный плод слаще всего. Потому по вечерам и наедине с собой я доедала остатки собственной выпечки, также покупное печенье и шоколад плитками. И понятное дело, что после корила и ругала для себя за съеденное. Деньком я была примерной девченкой, которая ела «правильную» пищу по часам, пила воду за полчаса до приема еды и никогда не запивала. Ночами я сметала все сладости на собственном пути.

Время текло, а мой вес быстро увеличивался. Диетолог разводила руками, а я с невинным взором гласила, что время от времени нарушала и срывалась на сладкое, но «немножко же».  Я вела ежедневник питания, но точную порцию срывов не писала никогда.

Сахар живет во всем. А больше и резвее всего усваивается из воды. Потому никакого сахара в чай, никаких соков, лимонадов, капучино. Про коктейли и алкоголь вообщем забудь.

Ну и про молочный сахар и то, что молоко в соединении с кофе не усваивается вы же тоже слышали, правда?

Тогда я повсевременно задавала для себя одни и те же вопросы: «Почему  вся эта пища существует, если ее есть нельзя никому в принципе? Для кого она?» и «Как эти худенькие девченки за примыкающими столами в ресторане могут есть десерты и пиццу?». Ответов я не находила. Да и мириться с  такими неизменными ограничениями мне не хотелось.

Кое-где глубоко в душе я веровала, что существует некий другой мир без миллиона ограничений, но эта вера с каждым деньком становилась меньше, а перспектива диабета больше маячила перед моим взглядом.

Я честно пробовала полюбить темный шоколад в те счастливые деньки, когда мне позволялось съесть два-три квадратика. Я даже научилась готовить печенье со стевией, но она все равно горчила. А темный шоколад оставался все этим же горьковатым и не подменял мою возлюбленную молочную Милку.

К огорчению, все опыты с пищей и ограничения привели меня к точке невозвращения. Пища закончила приносить наслаждение и стала безвкусной (естественно, я же ела плюс-минус одно и то же). Взвешивание стало для меня большущим стрессом. Деньки рождения и другие застолья я старалась очень избегать либо по способности прогуливалась со своими судочками, гласила, что поела дома, и с обвинением смотрела на жующих жареные куриные ноги, картошку пюре, салаты с майонезом и тортики с пирожными.

В некий период я сообразила, что больше ограничивать себя не могу и не желаю, но что можно есть – не знаю, и согласилась на очередной трехмесячный челлендж по похудению, в каком можно было съедать в обед кусочек хлеба либо хлебца и были деньки чит-милов (когда один прием еды можно поменять возлюбленным блюдом).  1-ые пару недель я все еще продолжала уточнять у диетолога, точно ли можно есть хлеб, а позже начала есть по одному хлебцу в обед и каким-то образом даже худела.

За три месяца мне удалось похудеть на 10 кг, снова возненавидеть сахар, но не закончить на нем срываться. Стать счастливой мне не удалось. Помню финишную фотосессию и собственный пост с результатом, который набрал много экзальтированных комментариев и около трехсот лайков. Но я себя при всем этом ощущала страшно. Так как снова эти ограничения, всюду сахар-сахар и совершенно не понятно, что можно есть, а что – нельзя.

Прошло пару месяцев. +10 кг, опять здрасьте! О, и еще парочка! В голове неистовствовал Армагеддон, а мысли и вопросы о еде и к еде увеличивались, не давали мне расслабленно жить и услаждаться происходящим. К апатии в выборе пищи добавилось еще нехорошее настроение, депрессия, нежелание фотографироваться, и вообщем куда-либо ходить, так как «я толстая и все это лицезреют!» и «мне же нельзя сахар». Ну и нет ничего страшнее для девченки, когда ты закончила помещаться в любимое платьице.

Короче, жизнь – боль, но все таки зиму я пережила и пришла, в конце концов, весна. И здесь я вижу еще одного диетолога, проповедующего чуть не вседозволенность и внимание: САХАР! Думаю, что очередной развод и так быть не может. Но я прошла уже практически все и авантюра – мое 2-ое имя. Шучу, естественно, но попытка – не пытка. Иду я к этому диетологу со всей собственной историей и опытом в пару лет и тяжелым взором смотрю на нее, дескать, «что ты мне еще расскажешь? чем удивишь?».

Не по привычке, но она произнесла, что есть можно все. Даже аргументировала свои мысли исходя из убеждений анатомии и исследований. Я тоже почитала исследования, в каких, кстати, написано, что углеводы можно есть не только лишь после 12, да и целый денек и вообщем независимо от времени суток. Только как это я ранее не докапывалась до сущности, а веровала обычным словам без подтвержденных доказательств?

Наше тело довольно умное и ни при каких обстоятельствах нельзя игнорировать его сигналы. Организм точно не стремится к разрушению себя. Самое, казалось бы, обычное – это слушать свое тело. Но, к огорчению, многие из нас в потоке неизменной инфы и советов закончили вообщем слышать себя.

Главный совет, который отдала мне диетолог – это услышать себя, задавать для себя вопросы и реагировать на настоящие желания организма. Потому, когда мне кажется, что я желаю тортик, мороженое либо картошку фри, я задаю для себя вопросы: «Я вправду этого желаю? Либо, может быть, я желаю заесть тревогу и грусть? Я желаю конкретно пищи?». И если мой мозг отвечает утвердительно, я ем. Но! Я не глотаю большие количества пищи, а наслаждаюсь каждым куском и ощущаю, когда наедаюсь. Пусть в 1-ое время это очень трудно и не по привычке, но через несколько месяцев это заходит в привычку и не приходиться гадать длительно, чего я желаю.

Сахар является одним из наших главных источников энергии – в организме он разлагается на гликоген. Мы удерживаем около 350 г мышечного гликогена, 90 г в печени и около 5 г, циркулирующих в нашей крови. Мы пополняем его, когда едим. В большей степени из
углеводов
(а не только лишь сахаров), потому зерно, картофель, овощи, макаронные изделия и рис посреди других источников помогают обеспечивать не плохое состояние организма. Сахар на данный момент просто классифицируется как углевод, но мы закончили упоминать его в качестве источника силы, стопроцентно игнорируя его, как метод производства энергии. Мы говорим только о его вреде, запамятывая о полезности.

Южноамериканский нутрициолог Ронда Александр так аргументирует процессы в человеческом организме при отсутствии достаточного количества сахара: «Когда в наших клеточках недостаточно глюкозы для выполнения собственной работы, они находят другие методы, чтоб получить свою энергию, в особенности через липолиз (распад жира) и глюконеогенез (создание нового сахара из нашей своей ткани тела).

Эти процессы требуют высвобождения адреналина и кортизола – наших «бей либо беги» гормональных реакций. Вот почему у многих людей есть чувства ясности, легкой утраты веса и бескрайней энергии при воззвании к низкоуглеводной либо диете без сахара. Их тела процветают от адреналина и кортизола. И хотя эти полезные эффекты могут продолжаться много месяцев либо подольше, в итоге организм не предназначен для того, чтоб жить лишь на гормонах стресса».

Итак вот о сахаре. Жизнь наладилась, заполучила краски, а еда  стала смачной и начала приносить наслаждение, когда я позволила для себя все есть. Да, да, вам не послышалось. На первых порах я задумывалась, что на данный момент вот разрешу для себя все и съем сходу плитку шоколада, а то и две. Но почему-либо так не происходило.

Я всегда считала себя стршной лакомкой, которая никогда бы не отказалась от сладкого. Но на данный момент я закончила удивляться в моменты, когда мне не охото десерта либо я не покупаю для себя шоколадку либо собственный возлюбленный германский марципан. Мне можно – но не охото. А не охото конкретно поэтому, что можно.

Сладкое я не закончила есть,  а начала. Только осознанно, меньше и запамятывая, когда в последний раз его ела. Так что все эти «30 дней без сладкого» вообщем меня не цепляют, но всегда охото спросить участников: а для чего? Ведь сахар, по сути, нужен организму для обычного функционирования и здоровья, а тем паче, девченкам. Вся сущность не в этом ужасном слове, а в количестве и отношении к еде как такой.

Сходу скажу, что с инсулином и глюкозой у меня все отлично. На деньках как раз сдавала кровь. А вес, хоть и не так важен, но те 10 кг практически ушли. Без ограничений, со смачной пищей и даже сахаром.

Сейчас прошу официантов принести сахар, заказываю лимонады с сиропом и у меня нет ни отеков, ни избыточного веса, ни чувства вины.

Всем сахар!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *