Правила питания: студенческая пища, с которой настало время расстаться

Правила питания: студенческая пища, с которой настало время расстаться


Когда-то для тебя было 19, ты подметала асфальт рваными джинсами, писала эссе на подоконнике и распивала в общаге мутное домашнее вино, привезенное кем-то из однокурсников. Ты ела все, что стоило дешевле пачки сигарет, и ощущала себя местной Бьорк – творческой девушкой с малеханькими странностями и огромным будущем.

На данный момент ты другая: взрослая, самостоятельная, опытнейшая. Только вот почему-либо на твоей тарелке как и раньше тоскливо расплывается квадратик плавленого сыра «с беконом» и огрызок противоестественно розовой сардельки.

Что делать с зацикленностью на студенческой еде, и какие продукты пора бросить в прошедшем – ведает Жанна Шелест.

Пюре из пакетика.

Сухое пюре, которые вы с друзьями так забавно заливали кипятком восемь годов назад – абсолютное зло, растлевающее тебя изнутри. Хватит испытывать на для себя все красоты меркантильной хим индустрии. Никто еще не стал здоровее от порции усилителей вкуса, ароматизаторов, жиров и иной фигни, которой пичкают быстрорастворимую картошку.

Трудности со здоровьем в этом случае – это вопрос времени, а не вероятности.

Дешевенькие пельмени.

Их не существует. То, что ты извлекаешь из морозильника с цифрой 23.50 на ценнике – это не пельмени, а помоечная лепнина непонятного свойства. Обычное российское блюдо должно быть дорогим – если оно, очевидно, приготовлено из мяса, а не необычной футуристической субстанции.

Готовь сама – вот для тебя обычный совет на миллион баксов.

Макароны по-флотски.

Любимое блюдо моряков и путников, гарантирующее им вселенскую сытость и тучу калорий. К слову, очень неадекватно смотрится в рационе субтильной секретарши.

Может быть, ты не в курсе, но народная популярность макарон по-флотски оформилась еще во времена Величавой Российскей войны – тогда ими кормили замученных воинов, которым по беспристрастным причинам была недосягаема высококачественная домашняя кухня.

Выводы делай сама.

Замороженная пицца.

Это была сессия. Ты штудировала Ницше, спала по три часа в день, мылась раз в неделю и желала, что когда-нибудь все завершится — и придет взрослая жизнь. Ты носила на плече полтонны отксеренных конспектов, знала размещение всех папиллом на лице библиотекарши и ела замороженную пиццу с таким чувством, как будто это – средиземноморский лобстер под винным соусом.

Ты даже не подразумевала, что Ницше был потаенно влюблен в свою сестру, папилломы на лице библиотекарши – обыденные прыщи, а замороженная пицца – самый щедрый источник небезопасных трансжиров.

Жизнь оказалась труднее, чем казалось.


Жанна Шелест

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *