Тильде Суинтон — 55 лет: рассуждения актрисы о красе

Тильде Суинтон — 55 лет: рассуждения актрисы о красе


Она заработала для себя репутацию женщины-загадки, утонченной аристократки и фэшн-иконы. Потому в денек ее рождения мы вспоминаем наилучшие выражения актрисы о собственной андрогинной наружности, моде и об отношении к красе.


«Я очень забавная

— просто никто этого не замечает. Всех стращают длинноватые люди с суровыми лицами».


«Мне нравится косметика,

но если хочешь быть похожей на себя, — это не наилучший метод. Мейкап принуждает тебя смотреться кем-то другим».


«Я выгляжу

в точности, как мой отец, если побреется. Еще я похожа на Дэвида Боуи. Не только лишь снаружи, да и неопределенностью пола».


«Я всегда знала, что не красива.

Это огромное преимущество. Все мои прекрасные друзья в какой-то момент пустили свою наружность в оборот. Я не только лишь про секс. Все они время помнят, что у их светлые волосы, голубые глаза, пухлые губки, и они должны вести себя соответственно. Это огромное давление, которого я была лишена. Меня не принимали как девченку, а я себя ей и не считала. Я отключила внутри себя сексуальность и находила это очень комфортабельным».


«Ко мне

то и дело обращаются «сэр», в лифтах либо на улице. Наверняка поэтому, что я длинноватая и не злоупотребляю губной помадой. В один прекрасный момент я проходила таможенный контроль в аэропорту, и меня досматривал таможенник-мужчина».


«Быть звездой круто.

Мне нравится, когда люди машут мне в аэропортах. Быть арт-хаусным уродом тоже ничего, но это похоже на элитарный спорт».


«Я люблю калоритные цвета,

сочетания, которые оказываются на виду. Я люблю «ленивый шик» — стиль «я просто накинул это и выбежал из дома».


«Я


не выбирала платьице

для оскаровской церемонии. Я просто отдала указание дизайнеру: «привлечь как можно меньше внимания, как это может быть, и сделать наряд таким же комфортабельным, как пижама».


«Костюмчики

являются большой частью моего попадания в нрав. То, как смотрится на дисплее персонаж — это метод получить зрителю очень стремительно информацию о нем. Как и обо мне».


«Я воюю за естественность.

За небеленное лицо и неровную походку. За чувственно достоверную семейную сцену. За истязающий подбор слов. За слезающий с пятки башмак, и движение ступни, чтоб его поправить. За идею косноязычия. За место кино, в каком не происходит ничего, но все может быть».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *